September 9th, 2021

Большой Герб Российской Империи

Библія (Сѵнод. переводъ). Апокалипсисъ. Глава 19-я (1902)

Библия (Синодальный перевод)«1. Послѣ сего я услышалъ на небѣ громкій голосъ какъ-бы многочисленнаго народа, который говорилъ: аллилуія! спасеніе и слава, и честь и сила Господу нашему, 2. ибо истинны и праведны суды Его! потомучто Онъ осудилъ ту великую любодѣйцу, которая растлила землю любодѣйствомъ своимъ, и взыскалъ кровь рабовъ Своихъ отъ руки ея. 3. И вторично сказали: аллилуія! И дымъ ея восходилъ во вѣки вѣковъ. 4. Тогда двадцать четыре старца и четыре животныхъ пали и поклонились Богу, сидящему на престолѣ, говоря: аминь! аллилуія! 5. И голосъ отъ престола исшелъ говорящій: хвалите Бога нашего, всѣ рабы Его и боящіеся Его, малые и великіе. 6. И слышалъ я какъ-бы голосъ многочисленнаго народа, какъ-бы шумъ водъ многихъ, какъ-бы голосъ громовъ сильныхъ, говорящихъ: аллилуія! ибо воцарился Господь Богъ Вседержитель. 7. Возрадуемся и возвеселимся и воздадимъ Ему славу; ибо наступилъ бракъ Агнца, и жена Его приготовила себя. 8. И дано было ей облечься въ виссонъ чистый и свѣтлый; виссонъ же есть праведность святыхъ. 9. И сказалъ мнѣ Ангелъ: напиши: блаженны званные на брачную вéчерю Агнца. И сказалъ мнѣ: сіи суть истинныя слова Божіи. 10. Я палъ къ ногамъ его, чтобы поклониться ему; но онъ сказалъ мнѣ: смотри, не дѣлай сего; я сослужитель тебѣ и братьямъ твоимъ, имѣющимъ свидѣтельство Іисусово. Богу поклонись, ибо свидѣтельство...» (СПб., 1902.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Библія (Сѵнод. переводъ). Апокалипсисъ. Глава 20-я (1902)

Библия (Синодальный перевод)«1. И увидѣлъ я Ангела, сходяшаго съ неба, который имѣлъ ключъ отъ бездны и большую цѣпь въ рукѣ своей. 2. Онъ взялъ дракона, змія древняго, который есть діаволъ и сатана, и сковалъ его на тысячу лѣтъ, 3. и низвергъ его въ бездну, и заключилъ его, и положилъ надъ нимъ печать, дабы не прельщалъ уже народы, доколѣ не окончится тысяча лѣтъ; послѣ же сего ему должно быть освобожденнымъ на малое время. 4. И увидѣлъ я престолы и сидящихъ на нихъ, которымъ дано было судить, и души обезглавленныхъ за свидѣтельство Іисуса и за слово Божіе, которые не поклонились звѣрю, ни образу его, и не приняли начертанія на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христомъ тысячу лѣтъ; 5. прочіе же изъ умершихъ не ожили, доколѣ не окончится тысяча лѣтъ. Это первое воскресеніе. 6. Блаженъ и святъ имѣющій участіе въ воскресеніи первомъ: надъ ними смерть вторая не имѣетъ власти, но они будутъ священниками Бога и Христа и будутъ царствовать съ Нимъ тысячу лѣтъ. 7. Когда же окончится тысяча лѣтъ, сатана будетъ освобожденъ изъ темницы своей и выйдетъ обольщать народы, находящіеся на четырехъ углахъ земли, Гога и Магога, и собирать ихъ на брань; число ихъ какъ песокъ морскій. 8. И вышли на широту земли, и окружили станъ святыхъ и городъ возлюбленный. 9. И ниспалъ огонь съ неба отъ Бога и пожралъ ихъ; 10. а діаволъ, прельщавшій...» (СПб., 1902.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Библія (Сѵнод. переводъ). Апокалипсисъ. Глава 21-я (1902)

Библия (Синодальный перевод)«1. И увидѣлъ я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нѣтъ. 2. И я, Іоаннъ, увидѣлъ святый городъ Іерусалимъ, новый, сходящій отъ Бога съ неба, приготовленный какъ невѣста, украшенная для мужа своего. 3. И услышалъ я громкій голосъ съ неба, говорящій: се, скинія Бога съ человѣками, и Онъ будетъ обитать съ ними; они будутъ Его народомъ, и Самъ Богъ съ ними будетъ Богомъ ихъ. 4. И отретъ Богъ всякую слезу съ очей ихъ, и смерти не будетъ уже; ни плача, ни вопля, ни болѣзни уже не будетъ, ибо прежнее прошло. 5. И сказалъ Сидящій на престолѣ: се, творю все новое. И говоритъ мнѣ: напиши; ибо слова сіи истинны и вѣрны. 6. И сказалъ мнѣ: совершилось! Я есмь Алфа и Омега, начало и конецъ; жаждущему дамъ даромъ отъ источника воды живой. 7. Побѣждающій наслѣдуетъ все, и буду ему Богомъ, и онъ будетъ Мнѣ сыномъ. 8. Боязливыхъ же и невѣрныхъ, и скверныхъ и убійцъ, и любодѣевъ и чародѣевъ, и идолослужителей и всѣхъ лжецовъ — участь въ озерѣ, горящемъ огнемъ и сѣрою; это — смерть вторая. 9. И пришелъ ко мнѣ одинъ изъ семи Ангеловъ, у которыхъ было семь чашъ, наполненныхъ семью послѣдними язвами, и сказалъ мнѣ: пойди, я покажу тебѣ жену, невѣсту Агнца. 10. И вознесъ меня въ духѣ на великую и высокую гору и показалъ мнѣ великій городъ, святый Іерусалимъ, который...» (СПб., 1902.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Библія (Сѵнод. переводъ). Апокалипсисъ. Глава 22-я (1902)

Библия (Синодальный перевод)«1. И показалъ мнѣ чистую рѣку воды жизни, свѣтлую, какъ кристаллъ, исходящую отъ престола Бога и Агнца. 2. Среди улицы его, и по ту и по другую сторону рѣки, древо жизни, двѣнадцать разъ приносящее плоды, дающее на каждый мѣсяцъ плодъ свой; и листья дерева для исцѣленія народовъ. 3. И ничего уже не будетъ проклятаго; но престолъ Бога и Агнца будетъ въ немъ, и рабы Его будутъ служить Ему. 4. И узрятъ лице Его, и имя Его будетъ на челахъ ихъ. 5. И ночи не будетъ тамъ, и не будутъ имѣть нужды ни въ свѣтильникѣ, ни въ свѣтѣ солнечномъ, ибо Господь Богъ освѣщаетъ ихъ; и будутъ царствовать во вѣки вѣковъ. 6. И сказалъ мнѣ: сіи слова вѣрны и истинны; и Господь Богъ святыхъ пророковъ послалъ Ангела Своего показать рабамъ Своимъ тó, чему надлежитъ быть вскорѣ. 7. Се, гряду скоро: блаженъ соблюдающій словá пророчества книги сей. 8. Я, Іоаннъ, видѣлъ и слышалъ сіе. Когда же услышалъ и увидѣлъ, палъ къ ногамъ Ангела, показывающаго мнѣ сіе, чтобы поклониться ему; 9. но онъ сказалъ мнѣ: смотри, не дѣлай сего; ибо я сослужитель тебѣ и братьямъ твоимъ пророкамъ и соблюдающимъ словá книги сей. Богу поклонись. 10. И сказалъ мнѣ: не запечатывай словъ пророчества книги сей; ибо время близко. 11. Неправедный пусть еще дѣлаетъ неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творитъ правду еще, и святый да освящается еще...» (СПб., 1902.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

А. Н. Толстой. Романъ "Хожденіе по мукамъ". Глава 34-я (1922)

Алексей Николаевич Толстой«Черезъ нѣсколько дней въ Россіи забыли объ этомъ убійствѣ, но не забыли во дворцѣ: тамъ вѣрили пророчеству и съ мрачнымъ отчаяніемъ готовились къ революціи. Тайно, Петроградъ былъ разбитъ на секторы, у великаго князя Сергѣя Михайловича были затребованы пулеметы, когда-же онъ въ пулеметахъ отказалъ, то ихъ выписали изъ Архангельска, и въ количествѣ четырехсотъ двадцати штукъ размѣстили на чердакахъ, на скрещеніяхъ улицъ... Въ это-же время, тайно отъ государя, въ Могилевѣ начальникъ штаба верховнаго главнокомандующаго.., генералъ Алексѣевъ, готовилъ планъ ареста царицы... Въ январѣ, въ предупрежденіи весенней кампаніи, было подписано наступленіе на сѣверномъ фронтѣ. Бой начался подъ Ригой, студеной ночью. Вмѣстѣ съ открытіемъ артиллерійскаго огня — поднялась снѣжная буря. Солдаты двигались въ глубокомъ снѣгу, среди воя мятели и пламени ураганомъ рвущихся снарядовъ. Десятки аэроплановъ, вылетѣвшихъ въ бой, на подмогу наступавшимъ частямъ, вѣтромъ прибивало къ землѣ, и они во мглѣ снѣжной бури косили изъ пулеметовъ враговъ и своихъ. Въ послѣдній разъ Россія пыталась разорвать сдавившее ее желѣзное кольцо, въ послѣдній разъ русскіе мужики, одѣтые въ бѣлые саваны, гонимые полярной вьюгой, дрались за Имперію, охватившую шестую частъ свѣта, за самодержавіе, нѣкогда построившее землю и грозное міру и нынѣ ставшее лишь идеей, смыслъ которой былъ утерянъ и непонятенъ, и враждебенъ. Десять дней длился свирѣпый...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

А. Н. Толстой. Романъ "Хожденіе по мукамъ". Глава 35-я (1922)

Алексей Николаевич Толстой«Иванъ Ильичъ расчитывалъ на праздники съѣздить въ Москву, но, вмѣсто этого, получилъ заводскую командировку въ Швецію, и вернулся оттуда только въ февралѣ; сейчасъ-же исхлопоталъ себѣ трехнедѣльный отпускъ и телеграфировалъ Дашѣ, что выѣзжаетъ двадцать шестого. Передъ отъѣздомъ пришлось цѣлую недѣлю отдежурить въ мастерскихъ. Ивана Ильича поразила перемѣна, происшедшая за его отсутствіе: заводское начальство стало, какъ никогда, вѣжливое и заботливое, рабочіе-же скалили зубы, и до того всѣ были злы, что — вотъ-вотъ — казалось, — кинетъ кто-нибудь о землю ключомъ и крикнетъ: "Бросай работу, ломай станки!" Особенно возбуждали рабочихъ въ эти дни отчеты Государственной Думы, гдѣ шли пренія по продовольственному вопросу. По этимъ отчетамъ было ясно видно, что правительство, едва сохраняя присутствіе духа и достоинство, изъ послѣднихъ силъ отбивается отъ нападенія, и что царскіе министры разговариваютъ уже не какъ чудо-богатыри, а на человѣческомъ языкѣ, и что рѣчи министровъ и то, что говоритъ Дума, — не правда, а настоящая правда на устахъ у всѣхъ: зловѣщіе и темные слухи о всеобщей, и въ самомъ близкомъ времени, гибели фронта и тыла отъ голода и разрухи. Во время послѣдняго дежурства Иванъ Ильичъ замѣтилъ особенную тревогу у рабочихъ. Они поминутно бросали станки и совѣщались, видимо ждали какихъ-то вѣстей. Когда онъ спросилъ у Василія Рублева — о чемъ совѣщаются рабочіе, Васька вдругъ со злобой накинулъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

А. Н. Толстой. Романъ "Хожденіе по мукамъ". Глава 36-я (1922)

Алексей Николаевич Толстой«Въ это время кто-то у самаго уха прошепталъ Дашѣ взволнованно и нѣжно: "Здравствуй, родная моя..." Даша, даже не оборачиваясь, стремительно поднялась, — въ дверяхъ стоялъ Иванъ Ильичъ. Она взглянула: самый красивый на свѣтѣ, мой собственный человѣкъ. Иванъ Ильичъ снова, какъ это не разъ съ нимъ бывало, былъ потрясенъ тѣмъ, что Даша совсѣмъ не та, какой онъ ее мысленно представлялъ, но безконечно краше: — горячій румянецъ взошелъ ей на щеки, сине-сѣрые глаза прозрачны, бездонны, какъ два озера. Она была такъ совершенна, такъ ничего ей не было больше нужно, что Иванъ Ильичъ поблѣднѣлъ. Даша сказала тихо: — "Здравствуй!" — взяла его подъ руку и они вышли на улицу. На улицѣ Даша остановилась и, улыбаясь, глядѣла на Ивана Ильича. Вздохнула, подняла руки и поцѣловала его въ губы. Онъ закрылъ глаза. Ея губы были нѣжны и довѣрчивы. Отъ нея пахло мѣхомъ и женственной прелестью горьковатыхъ духовъ. Молча, Даша опять взяла его подъ руку и они пошли по хрустящимъ корочкамъ льда, поблескивающимъ отъ свѣта луннаго серпа, висящаго низко въ глубинѣ улицы въ черно-зеленой безднѣ неба. — "Иванъ, ты любишь меня?" — "Даша!" — "Ахъ, я тебя люблю, Иванъ! Какъ я ждала тебя..." — "Я не могъ, ты знаешь..." — "Ты не сердись, что я тебѣ писала дурныя письма, — я не умѣю писать..." — "Знаешь, когда ты сейчасъ встала, я взглянулъ на тебя, — у меня сердце оторвалось..." Иванъ Ильичъ остановился и глядѣлъ ей въ поднятое къ нему, улыбающееся...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

А. Н. Толстой. Романъ "Хожденіе по мукамъ". Глава 37-я (1922)

Алексей Николаевич Толстой«Въ дверяхъ столовой Ивана Ильича встрѣтила Даша. Она была въ бѣломъ халатикѣ, пепельные волосы ея были наскоро сколоты. Отъ нея пахло свѣжей водой. Колоколъ времени ударилъ, время остановилось, — мгновеніе начало раскрываться. Все оно было наполнено дашиными словами, смѣхомъ, ея сіяющими отъ утренняго солнца, легкими волосами. Иванъ Ильичъ испытывалъ безпокойство даже тогда, когда Даша уходила на другой конецъ стола. Даша раскрывала дверцы буфета, поднимала руки, съ нихъ соскальзывали широкіе рукава халатика. Иванъ Ильичъ думалъ, что у людей такихъ рукъ быть не можетъ, только двѣ бѣлыхъ оспинки выше локтя удостовѣряли, что это, все-таки, человѣческія руки. Даша доставала чашку и, обернувъ свѣтловолосую голову, говорила что что удивительное и смѣялась. Она заставила Ивана Ильича выпитъ нѣсколько чашекъ кофе. Она говорила слова, и Иванъ Ильичъ говорилъ слова, но, очевидно, человѣческія слова имѣли смыслъ только во времени, движущемся обыкновенно — сегодня-же въ словахъ ихъ смысла не было. Екатерина Дмитріевна, сидѣвшая тутъ-же въ столовой, слушала, какъ Телѣгинъ и Даша, удивляясь, восторженно, и немедленно забывая, говорятъ необыкновенную чепуху по поводу кофе, революціи, какого-то кожаннаго несессера, срубленной въ Петроградѣ головы, дашиныхъ волосъ, рыжеватыхъ, — какъ странно, — на яркомъ солнцѣ. Горничная принесла газеты. Екатерина Дмитріевна развернула "Русскія Вѣдомости", ахнула и начала...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Сборникъ "Православный Путь" за 1957 годъ. Статья 5-я (1957)

Иван Михайлович Андреевский (Андреев)«Что такое нравственность? Нравственность есть дѣятельность (или поведеніе) человѣка, обусловленная его отношеніемъ къ идеѣ Высшаго Добра и Высшаго Блага. Идея Высшаго Добра опредѣляетъ путь (методъ), а идея Высшаго Блага — цѣль нравственной дѣятельности человѣка. Вопросами о томъ, что есть истинное Высшее Добро и что есть истинное Высшее Благо для отдѣльнаго человѣка и для всего человѣчества, занимаются философія и богословіе. Этика есть философская наука о нравственности или такъ называемая нравственная философія. Нравственное же Богословіе есть богословская (христіанская) наука о нравственности. Нравственная философія и нравственное богословіе исходятъ изъ различныхъ началъ и глубоко отличаются другъ отъ друга методами своего изслѣдованія. Нравственная философія ищетъ неизвѣстныя нормы нравственнаго поведенія. Для нравственной философіи нравственныя нормы — искомое, неизвѣстное. Она ставитъ вопросы: Что такое нравственность? Возможно ли и должно ли устанавливать нормы для нравственнаго поведенія? Абсолютны или относительны эти нормы? Какъ ихъ узнать, установить, обосновать, доказать? Возможно ли создать систему этики? Должна ли этика быть автономной (самозаконной), какъ, напримѣръ, этика Канта; или она должна быть гетерономной (т. е. основанной на другихъ наукахъ, напр. на біологіи или соціологіи); или она должна быть теономной (т. е. религіозно-обоснованной)? Что такое...» (Jordanville, 1957.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Сборникъ "Православный Путь" за 1957 годъ. Статья 7-я (1957)

Пресвятая Троица«Еще 400 лѣтъ назадъ, во времена, когда былъ созванъ знаменитый Стоглавый Соборъ, т. е. въ 1551 году, уже было замѣчено, что нѣкоторые, по тогдашнему времени живописцы-маляры или, по-просту, кустари малярнаго дѣла, отвѣчая на спросъ, брались за дѣло иконописанія, стараясь подражать имѣющимся образцамъ. Далеко не всегда эти образцы можно было найти въ прежней Московской Руси. Люди-же рождались, вѣнчались, умирали. Каждая православная семья стремилась пріобрѣсти иконы "настоящаго письма". Далеко не всѣмъ это было, однако, по средствамъ, и приходилось пользоваться болѣе дешевымъ трудомъ — трудомъ своихъ деревенскихъ кустарей-самоучекъ, малевавшихъ очень скудными средствами, ибо и красокъ-то нужныхъ не было. Такъ въ народѣ распространялись неуклюжія и наивныя, по неграмотности этихъ маляровъ, копіи съ образцовъ иконъ "монастырскаго письма". Отсутствіе художественнаго развитія при значительномъ спросѣ на икону было причиной того, что появилось множество иконъ неряшливо и неумѣло написанныхъ, не говоря уже объ искаженіи, часто, и самаго сюжета. Видимо, это явленіе и вызвало рѣшеніе Стоглаваго Собора: передать дѣло иконописи исключительно въ руки подготовленнаго монашества. На томъ же Стоглавомъ Соборѣ были даны и указанія, какъ именно надо приступать къ иконописанію и какіе каноны должны быть при этомъ соблюдаемы. Этой мудрой мѣрой была предотвращена на долгое время опасность разрушенія...» (Jordanville, 1957.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Преп. Ѳеодоръ Студитъ. "Великое оглашеніе". Часть 2-я. Слово 83-е (1907)

Преподобный Феодор Студит«Братія и отцы. Я вижу и замѣчаю, что у меня нѣтъ иного пути оказывать вамъ пользу, кромѣ того, какъ только проповѣдывать о нашемъ спасеніи и дѣлать это почти ежечасно и ежедневно, ибо душа наша, обличаемая такимъ способомъ и, какъ бы плетью, нахлестываемая обличеніями, убѣгаетъ отъ общенія со страстями и отыскиваетъ путь истины, гдѣ нельзя заблудиться. Но здѣсь мы сталкиваемся съ однимъ чудомъ, — съ подлиннымъ чудомъ! Именно, несмотря на то, что я не говорю, а, наоборотъ, молчу и всячески сдерживаю себя, говорить о дурномъ, по хитрости врага, мы все-таки помышляемъ объ этомъ, и ослѣпляемся страстями. Что же касается добродѣтели, то хотя насъ и мучаютъ, и терзаютъ постоянными оглашеніями, но мы обращаемъ на это самое ничтожное вниманіе, да и то только во время поученія, а кончилось оно, или прошелъ часъ, много уже день, мы снова позабываемъ ученіе благочестія, какъ будто ничего и не слышали: лукавый какъ бы похищаетъ плохо посѣянныя полезныя слова, а вмѣсто нихъ набрасываетъ плевеловъ грѣха. Ахъ, какъ мы негодны! Какъ наша весьма жалкая природа сильно расположена къ дурному! Такъ что же намъ, братія, дѣлать въ виду этого? — Да только постоянно трудиться своимъ языкомъ открывать свои уста, говорить обо всемъ, обсуждать то, что нужно и что подобаетъ, дабы душа наша, побуждаемая частыми оглашеніями, смогла какъ-нибудь избавиться отъ лукавыхъ искушеній діавола. Посему и нынѣ, прошу васъ, послушаемъ поученіе, примемъ...» (СПб., 1907.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Преп. Ѳеодоръ Студитъ. "Великое оглашеніе". Часть 2-я. Слово 84-е (1907)

Преподобный Феодор Студит«Братія мои и отцы. У состязающихся на ристалищахъ, какъ вы знаете, бываютъ особыя лица, которыя подготовляютъ ихъ къ состязаніямъ, показываютъ, гдѣ и какъ имъ лучше встрѣтиться и увернуться отъ противника, и разными средствами возбуждаютъ въ нихъ рвеніе достигнуть побѣды. Точно такъ же и я, грѣшный, могу для васъ, истинныхъ борцовъ и атлетовъ Христовыхъ, говорить и дѣлать все, что доставляетъ вамъ ободреніе, мужество, воодушевленіе, терпѣніе, отвагу, опытность для нашего величайшаго состязанія, дабы, одержавъ побѣду надъ своими врагами, намъ получить отъ нашего Распорядителя состязаній Бога не временные, но вѣчные вѣнцы. Разсмотримъ же, какъ они подготовляютъ себя къ состязаніямъ, дабы изъ ихъ примѣра сдѣлать выводы къ себѣ самимъ. Такъ, вотъ, они, когда наступаетъ время состязаній и даже еще гораздо раньше того времени, проводятъ время и живутъ не какъ попало, но продѣлываютъ различныя тѣлодвиженія, прыжки, устраиваютъ опытныя состязанія, соблюдаютъ въ образѣ жизни строгій порядокъ и усовершаютъ себя всякаго рода дрессировкой, такъ что воздерживаются отъ всякихъ занятій и неподходящей для ихъ цѣли пищи, ѣдятъ же лишь только то, что даетъ ихъ тѣлу питаніе и полнѣйшее здоровье. Въ это время, какъ сообщаютъ, они постоянно, и днемъ, и ночью, не ведутъ никакихъ другихъ разговоровъ о чемъ-либо постороннемъ, но только о томъ, кто у нихъ противникъ, какъ устремятся они, когда бросятся отъ баррьера, гдѣ повернутся, или...» (СПб., 1907.) далѣе...