September 5th, 2021

Большой Герб Российской Империи

Преп. Ѳеодоръ Студитъ. "Великое оглашеніе". Часть 2-я. Слово 81-е (1907)

Преподобный Феодор Студит«Братія и отцы. Обыкновенно, слова ведутъ къ дѣйствіямъ, и поиски приводятъ къ находкѣ, такъ что всякій разъ, когда я говорю оглашеніе, оно не остается безъ пользы. Но для вдумчивыхъ людей здѣсь любопытно одно обстоятельство, именно, — когда кто-либо разъ или два скажетъ что-нибудь срамное, дурное, относящееся къ грѣху, такъ тотчасъ же онъ и себя самого, и своихъ слушателей соблазняетъ на беззаконныя дѣянія и почти въ одно мгновеніе дѣлаетъ ихъ плѣнниками грѣха. Относительно же добродѣтели, — если даже и тысячу разъ повторить что-либо спасительное, и то едва можно привлечь душу къ сочувствію благочестію. Добро для человѣческой природы такъ трудно, какъ крутой и неровный путь, зло же, наоборотъ, все равно, что путь гладкій и ведущій подъ гору. Представьте же себѣ такой путь, длиной отъ земли до неба. Какое же требуется усиліе, и сколько намъ нужно преодолѣть затрудненій, чтобы подняться на самую его вершину? И какъ, напротивъ, легко спуститься до самыхъ преисподнихъ земли. Посему, если мы желаемъ восходить, а не спускаться, намъ нужно взаимно заботиться о себѣ, вести другъ друга за руку, воодушевлять другъ друга, говорить и напоминать другъ другу не о земныхъ и ничтожныхъ какихъ-либо дѣлахъ, а о небесномъ и вѣчномъ, ибо за словами послѣдуетъ и душа. И подобно тому, какъ если кто-нибудь, поднимаясь вверхъ, вздумаетъ взглянуть внизъ, то у него отъ этого помутится въ глазахъ, то же самое бываетъ и съ живущими въ добродѣтели...» (СПб., 1907.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Преп. Ѳеодоръ Студитъ. "Великое оглашеніе". Часть 2-я. Слово 82-е (1907)

Преподобный Феодор Студит«Братія и отцы. Можетъ ли оставаться спокойнымъ кормчій, когда онъ находится въ морѣ, направляя свой корабль по вѣтру, или — хорошій пастухъ, когда онъ чувствуетъ, что за его стадомъ слѣдятъ дикіе звѣри для того, чтобы покрасть у него овецъ? Никоимъ образомъ, но тотъ и другой держатъ себя внимательно и заботливо, бѣгаютъ, спѣшатъ, не спятъ, наблюдаютъ и смотрятъ то за тѣмъ, то за другимъ, чтобы спасти, одному — свой корабль отъ бури, а другому — свое стадо отъ покражи. То же самое приходится дѣлать предстоятелю душъ и настоятелю духовныхъ овецъ: только онъ подвизается несравненно больше, власть его относится къ болѣе важному предмету и дѣло у него идетъ объ опасности и спасеніи гораздо болѣе цѣнныхъ вещей. Поэтому-то и я, смиренный, взирая, съ одной стороны, на свое недостоинство, а съ другой — на величіе игуменскаго сана, трудность предстоятельства и дѣла, боюсь, трепещу, вздыхаю и скорблю: ибо управлять душами и руководить такимъ множествомъ людей, гдѣ ежедневно случается и возникаетъ столько всякихъ видимыхъ и невидимыхъ искушеній, какъ это вы и сами понимаете и безъ нашихъ разъясненій, дѣло не легкое. На самомъ дѣлѣ, когда постоянно дующіе духи злобы чрезъ менѣе разумныхъ, нерадивыхъ и лѣнивыхъ членовъ поднимаютъ въ средѣ братства безпорядки, то въ такомъ случаѣ дѣло развѣ не становится похожимъ на морское волненіе, или разразившуюся бурю? Развѣ опять-таки, когда у насъ сбѣжатъ одинъ или два...» (СПб., 1907.) далѣе...