Большой Герб Российской Империи

Молитвы о спасеніи Россіи

Герб Российской Империи 1817-1831«Го́споди Бо́же, Спаси́телю на́шъ, къ Тебѣ́ припа́даемъ сокруше́ннымъ се́рдцемъ и исповѣ́дуемъ грѣхи́ и беззако́нія на́ша, и́миже отврати́хомъ Твое́ благоутро́біе. Отступи́хомъ бо отъ Тебе́, Влады́ко, и за́повѣдей Твои́хъ не соблюдо́хомъ, ниже́ сотвори́хомъ, еще́ же и попусти́хомъ прикосну́тися Пома́заннику Твоему́. Сего́ ра́ди разгнѣ́вался еси́ на наро́дъ на́шъ, просте́рлъ еси́ ру́ку Твою́ и воспла́кася земля́ на́ша и болѣ́зни сме́ртныя объя́ша на́съ. Гла́домъ, ску́достію и нестрое́ніемъ порази́лъ еси́ страну́ на́шу и да́лъ еси́ на́съ на попра́ніе враго́мъ на́шимъ. Ума́лихомся па́че всѣ́хъ язы́къ и бы́хомъ поноше́ніе да́же до коне́цъ земли́. Вѣ́мы оба́че, я́коже наказу́еши на́съ, я́ко Оте́цъ сы́ны, да скорбьми́ обрати́ши на́съ къ Себѣ́, тѣ́мже въ покая́ніи зове́мъ Ти́: оста́ви на́мъ до́лги на́ша и изба́ви на́съ отъ вра́гъ на́шихъ. Бо́же си́лъ, Царю́ ца́рствующихъ и Го́споди госпо́дствующихъ, при́зри ми́лостивымъ о́комъ на лю́тѣ стра́ждущую Це́рковь на́шу Россíйскую, уста́ви гоне́ніе, огради́ ю́ моли́твами святи́телей ея́ и вѣ́рныхъ служи́телей олтаря́ Твоего́. Ты́ вѣ́си, Всемилосе́рдый, бѣду́ на́шу, слы́шиши рыда́ніе всего́ наро́да на́шего, стена́нія си́рыхъ, вдови́цъ и младе́нцевъ непови́нныхъ, зри́ши мно́жество изгна́нныхъ и въ го́рькихъ рабо́тахъ су́щихъ, му́чимыхъ и тма́ми те́мъ погиба́ющихъ. Пощади́ на́съ грѣ́шныхъ, Го́споди, умилосе́рдися надъ Оте́чествомъ на́шимъ, мно́гіе го́ды въ порабоще́ніи безбо́жнымъ власте́мъ стра́ждущимъ...» (Парижъ, 1939.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Преп. Ѳеодоръ Студитъ. "Малое оглашеніе". Слово 78-е (1907)

Преподобный Феодор Студит«Братія и отцы. Всѣ мы, люди, имѣемъ и глаза и уши; но не всѣмъ свойственно видѣть и слышать, но (только) тѣмъ, у которыхъ имѣется ухо, способное хорошо слышать, и глазъ, (способный) хорошо видѣть. Поэтому Господь въ Евангеліи говоритъ: имѣяй уши слышати, да слышитъ (Мѳ. XIII, 9). О тѣхъ же, которые не способны слышать, пророкъ говоритъ: даде имъ Богъ духъ умиленія, очи не видѣти и уши не слышати (Рим. XI, 8. Ср. Иса. VI, 9–10). Итакъ разумно, а не просто и какъ придется, будемъ слушать читаемое намъ, чтобы не подпасть угрозѣ, особенно же затѣмъ, чтобы мы имѣли (возможность) сказать, согласно съ написаннымъ: наказаніе Господне отверзаетъ уши мои (Иса. L, 5). Слушающій такимъ образомъ (дѣйствительно) слушаетъ, сокрушается, очищается, просвѣщается, становится яснымъ, радуется, — согласно съ тѣмъ, что поется у Давида: радуйтеся праведніи о Господѣ (Пс. XXXII, 1). Все же здѣшнее онъ считаетъ скоропреходящею тѣнью, все считаетъ соромъ, чтобы пріобрѣсти Христа. Напримѣръ, онъ слышитъ, что Христосъ говоритъ ученикамъ: не оставлю васъ сиры: пріиду къ вамъ: еще мало, и міръ ктому не увидитъ мене: вы же увидите мя, яко азъ живу, и вы живи будете (Іоан. XIX, 18–19). И снова: азъ есмь лоза истинная.., вы (же) рождіе (Іоан. XV, 1–5). И снова: вы друзи мои есте, аще творите, елика азъ заповѣдаю вамъ: не ктому васъ глаголю рабы, яко рабъ не вѣсть, что творитъ господь его: васъ же рекохъ други, яко вся, яже слышахъ отъ Отца моего, сказахъ вамъ...» (СПб., 1907.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Преп. Ѳеодоръ Студитъ. "Малое оглашеніе". Слово 77-е (1907)

Преподобный Феодор Студит«Братія и отцы. Иное ваше продовольствіе по плоти, и другое — по духу: одно доставляется экономомъ въ видѣ пищи, питья и одеждъ; другое же мною смиреннымъ, въ видѣ слова и ученія. И какъ то дается по необходимости, такъ и это составляетъ необходимую обязанность, такъ что я не совершаю чего-либо великаго, говоря вамъ эти краткія и бѣдныя слова; но скорѣе я боюсь и трепещу, какъ имѣющій дать отчетъ за ваши души (Евр. XIII, 17), — не царю, вождю и правителю, но Судіи всѣхъ Богу, Которому всяко колѣно поклонится небесныхъ и земныхъ и преисподнихъ и всякъ языкъ исповѣсть (Филип. II, 10–11), — чѣмъ поражаются и сами просіявшіе жизнью и словомъ святые, а не то что я, несчастный. Но, увѣщеваю, — какъ братолюбивые, окажите помощь и себѣ самимъ и мнѣ: себѣ самимъ — успѣшнымъ осуществленіемъ добродѣтели, мнѣ же — молитвами, — помимо того, что ваше совершенствованіе есть мой успѣхъ, и наоборотъ, такъ какъ мы всѣ одно тѣло и уди отъ части (1 Кор. XII, 27). И аще страждетъ, говоритъ, единъ удъ, съ нимъ страждутъ вси уди: аще ли же славится единъ удъ, съ нимъ радуются вси уди (1 Кор. XII, 26). И слѣдуетъ, чтобы я заботился о томъ, что касается васъ, и вамъ (слѣдуетъ заботиться) о томъ, что относится ко мнѣ, ибо я — въ васъ, и вы — во мнѣ, по способу любви, и такимъ образомъ опредѣляется союзъ истиннаго братства. Сохраните по отношенію ко мнѣ ваше прекрасное послушаніе неподдѣльнымъ и безкорыстнымъ, — въ которомъ вы родились и возросли...» (СПб., 1907.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Преп. Ѳеодоръ Студитъ. "Малое оглашеніе". Слово 76-е (1907)

Преподобный Феодор Студит«Братія и отцы. Какъ прекрасно наставленіе, какъ полезно напоминаніе трезвиться и бодрствовать, приготовляющее насъ къ исполненію (нашихъ) обязанностей! И пусть мы никогда не будемъ пренебрегать исполнять это и не будемъ отставать отъ размышленія о Богѣ, и отъ любви къ Нему, и отъ (мысли) о разлученіи отъ нашего тѣла. Ибо немного позже мы разлучимся и умремъ, какъ всѣ отцы наши, и перейдемъ въ другой міръ, въ другую жизнь, въ другой образъ жизни, безпредѣльный и нескончаемый. Здѣсь жизнь подобна тѣни и сну, ограничиваясь немногими годами. Не будемъ смотрѣть на разстояніе времени отъ сложенія міра до скончанія вѣка, но (посмотримъ только) на жизнь каждаго (человѣка въ отдѣльности), потому что она доходитъ до предѣловъ, указанныхъ Давидомъ, и притомъ въ рѣдкихъ случаяхъ, далѣе же не простираясь. Такъ мысля, проводили жизнь всѣ святые. По вѣрѣ, какъ свидѣтельствуетъ апостолъ, умроша, не пріемше обѣтованій, но издалеча видѣвше я, и цѣловавше, и исповѣдавше, яко странніи и пришелцы суть на земли: ибо таковая глаголющіи являются, яко отечествія взыскуютъ. И аще бы убо оно помнили, изъ негоже изыдоша, имѣли бы время возвратитися: нынѣ же лучшаго желаютъ, сирѣчь небеснаго: тѣмже не стыдится сими Богъ, Богъ нарицатися ихъ: уготова бо имъ градъ (Евр. XI, 13–16). Вотъ нашъ городъ, вотъ отечество; здѣсь отцы и братья наши, — какъ по плоти, такъ и по духу. Почему же, въ такомъ случаѣ, мы считаемъ любезною эту временную жизнь? Почему мы...» (СПб., 1907.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Преп. Ѳеодоръ Студитъ. "Малое оглашеніе". Слово 75-е (1907)

Преподобный Феодор Студит«Братія и отцы. Я хотѣлъ бы, чтобы каждый изъ васъ въ отдѣльности видѣлъ меня лично; усердно заботясь о вашемъ спасеніи и боясь отвѣтственности моего предстоятельства, я хотѣлъ бы, по силѣ моей, бесѣдовать со всѣми. Но такъ какъ преслѣдованіе этого не допускаетъ, то я увѣщеваю и собранныхъ въ одно мѣсто, и раздѣленныхъ, и всѣхъ вообще — постоянно внимать самимъ себѣ и въ отношеніи гостепріимства, которымъ мы пользуемся, и въ отношеніи обращенія (съ окружающими), въ которомъ мы находимся, ничего не дѣлая помимо постановленнаго, — вопреки закону, не разговаривать другъ съ другомъ свободно, не разговаривать часто съ отроками, а тѣмъ болѣе — съ женщинами, но если и потребуется по нуждѣ видѣть (ихъ) или встрѣтиться (съ ними), (дѣлать это) съ осторожностью, держа умъ горѣ, а зрѣніе — долу. Ибо Писаніе говоритъ: дѣвы не назирай..., къ спѣвающей не примѣшайся, да не како увязнеши въ начинаніяхъ ея (Прем. Іисус. Сир. IX, 5–4). Имѣя Бога всюду присутствующимъ и видящимъ всякое наше движеніе и дѣйствіе и по тѣлу и по духу, такъ обращайтесь и такъ поступайте, соотвѣтственно тому мѣсту, въ которое каждый заключенъ, перенося и бѣдствія преслѣдованія съ благодарностью, взирая и на уготовляемое вамъ мздовоздаяніе. Ибо Богъ не несправедливъ, (чтобы) забыть о дѣлѣ вашемъ и о трудѣ любви, который вы оказали ради имени Его съ перваго дня отреченія вашего, оставивши міръ и принадлежащее міру, родителей и братьевъ, родъ и отечество...» (СПб., 1907.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Н. Н. Брешко-Брешковскій. "На бѣломъ конѣ". Часть 2-я, Глава 5-я (1922)

Николай Николаевич Брешко-Брешковский«Да, цѣлыхъ два года и какихъ ужасныхъ кошмарныхъ два года! И вотъ слѣпой случай вновь столкнулъ ихъ, и оба другъ въ другѣ нашли разительную перемѣну. Но если Бей-Муратъ, предупрежденный княземъ, съ трудомъ узналъ, вѣрнѣе угадалъ, въ этомъ исхудавшемъ, одѣтомъ въ жалкія лохмотья, случайныя тряпки, существѣ Риту Тугайскую, дочь министра и бывшую фрейлину, то ее еще больше поразила траурная зловѣщая повязка на лицѣ Бей-Мурата. И, цѣпляясь за какую-то смутную надежду, сама не вѣря въ нее, спросила дрогнувшимъ голосомъ: "У васъ болитъ глазъ, вы ранены?" — "У меня совсѣмъ нѣтъ глаза! Но это пустяки! У меня остался другой, чтобы я могъ видѣть, кому я мщу и буду мстить, пока живъ. У меня такія же сильныя руки, какъ и прежде, и ни револьверъ, ни шашка не дрогнутъ въ нихъ. А вотъ вы лучше о себѣ Рита Петровна? Боже мой, въ такомъ видѣ!.. Сколько же вы перестрадали, а ваша... ваша..." — онъ боялся, спросить, — "ваша мама?" Больше Тугайская не могла крѣпиться; нервы, истерзанные въ конецъ, не выдержали и, протянувъ къ Бей-Мурату, какъ бы въ мольбѣ, исхудавшія руки, поймавъ его плечи, прильнувъ къ нему, прижавшись щекою къ его груди, она разрыдалась. — "Мама... Бѣдная мама! Невыносимо вспомнить! Ее... ее разстрѣляли. Звѣри! Больную, прикованную къ постели..." Молча смотрѣли всадники и подоспѣвшій изъ парка князь. Мигали толстыя желѣзнодорожныя свѣчи, прилѣпленныя къ мозаичному круглому столику. Громадная гостиная, съ барельефными карнизами...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

Н. Н. Брешко-Брешковскій. "На бѣломъ конѣ". Часть 2-я, Глава 4-я (1922)

Николай Николаевич Брешко-Брешковский«Заревомъ вспыхнули воспоминанія. Это было въ 1916 году, когда не было еще "великой безкровной", когда была вѣра въ побѣду, милліонныя арміи честно и стойко боролись съ врагомъ, и Дикой дивизіей послѣ Михаила Александровича командовалъ князь Багратіонъ. Великъ былъ патріотическій подъемъ въ русскомъ обществѣ. Студенты, гимназисты и просто совсѣмъ зеленые юноши бредили войной, съ ума сходили по ней. Это повѣтріе захлестнуло не только сильный полъ, но и слабый. Въ одинъ весенній день въ штабъ Дикой дивизіи пріѣхалъ молодой румяный всадникъ въ черкескѣ, папахѣ, при оружіи — все какъ слѣдуетъ быть. Всадникъ оказался всадницей. Это была Рита Тугайская, дочь всемогущаго сановника, погибшаго отъ руки злодѣя-революціонера. Мать при всемъ желаніи не могла никакъ охладить воинственный пылъ своей дочери, смолянки и фрейлины Ихъ Величествъ. — "Или въ монастырь, или на войну!" — упрямо твердила дѣвушка. И непремѣнно хотѣла попасть въ туземную конную кавказскую дивизію. Упивавшаяся Лермонтовымъ и Пушкинымъ, она думала, что горскій романтизмъ тридцатыхъ годовъ уцѣлѣлъ въ кавказскихъ частяхъ и въ наше, куда болѣе прозаическое, время. И Рита не ошиблась. Чего, чего, а романтизма было, хоть отбавляй въ этой дивизіи, о которой ходили цвѣтистыя легенды и сказки не только у себя дома, но и у непріятеля, въ тылу и на фронтѣ. Князь Багратіонъ, гибкій, нерѣшительный очутился въ щекотливомъ положеніи. И отказать неудобно, а принять — навлечетъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ 1-й. Часть 1-я. Глава 16-я (1921)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи«Было уже темно, когда Саблинъ вышелъ на Фридерицинскую. Онъ безъ труда отыскалъ дачу. Густые кусты желтой акаціи въ стручьяхъ росли за деревяннымъ заборомъ. Влажный воздухъ былъ напоенъ запахомъ цвѣтущаго табака и левкоевъ, стеклянный балконъ обвивали длинныя вѣтки душистаго горошка. Оттуда... неслись звуки пьянино и сочный, полный муки голосъ Китти пѣлъ. Саблинъ остановился и прислушался. Вся обстановка казалась волшебной. Точно въ оперѣ или сказкѣ. Густыя раскидистыя липы глухой улицы тонули во мракѣ. Нигдѣ не видно было прохожихъ. Сквозь зелень ярко блестѣли красныя окна и оттуда полузаглушенный голосъ говорилъ о любви... Китти почувствовала шаги Саблина и прежде чѣмъ онъ позвонилъ открыла ему дверь... Балконъ былъ залитъ розовымъ полусвѣтомъ. Раскрытое пьянино стояло въ углу, мебель обитая кретономъ — диванчикъ, кресла, пуфы, кушетка, волчья шкура на полу — Саблину казалось прекраснымъ. Въ столовой кипѣлъ самоваръ. На столѣ лежала ветчина, телятина, холодные цыплята, осетрина, разные пирожки, стояли бутылки вина и коньяка. "Когда успѣла она все это устроить!", подумалъ Саблинъ и почувствовалъ, что послѣ ранняго обѣда, чай и пирожки только обманули его аппетитъ. Китти радостно было угощать его... — "А хотите ростбифа? Отъ обѣда остался, прекрасный ростбифъ. Только онъ на ледникѣ. Посвѣтите мнѣ". Онъ былъ сытъ, но не могъ отказаться... Они шли вмѣстѣ по темному двору, надъ которымъ высоко въ синемъ небѣ горѣли...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ 1-й. Часть 1-я. Глава 15-я (1921)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи«Саблинъ поднялъ глаза. Передъ нимъ, опираясь на розовый зонтикъ съ перламутровой ручкой стояла Китти. Большая розовая шляпа была одѣта круто на бокъ и какая то птица съ розовыми крыльями подпирала ее. Платье изъ легкой полупрозрачной красноватой матеріи въ фалболахъ, слишкомъ открытое для лѣтняго туалета рисовало ея полнѣющую фигуру ясными, подчеркнутыми штрихами. Золотистые волосы были акуратно уложены подъ шляпу и причесаны и гофрированы у парикмахера. Они блестѣли, какъ блестѣли и зубы и чуть загорѣлое лицо. Она не была накрашена, была свѣжая, юная... Краска волненія и счастія залила лицо Саблина и отъ Китти это не укрылось... Саблинъ вскочилъ передъ нею. Она сейчасъ же сѣла. Сѣлъ и онъ. Милая... Чудная... думалъ онъ... Онъ не зналъ что дѣлать. Куда дѣвать руки. — "Хотите чаю?", — предложилъ онъ. Она посмотрѣла ему въ глаза и разсмѣялась въ лицо такимъ заразительнымъ, счастливымъ смѣхомъ, что и онъ засмѣялся. — "Ну вотъ, ну вотъ", — говорилъ онъ, — "чему вы?" — "А вы чему, милый Александръ Николаевичъ?" — "Чему?" — вдругъ становясь серьезнымъ сказалъ Саблинъ. — "Я счастливъ, Екатерина Филипповна..." — "О", — смутилась она. — "Зачѣмъ такъ оффиціально. Зовите меня Китти. Просто Китти. Вѣдь мы друзья?" Пухлая рука въ шелковой ажурной, надѣтой до локтя митенкѣ коснулась его загорѣлой руки. — "Ну, скажите мнѣ, отчего вы счастливы?", — тихо и серьезно спросила она. — "Ахъ... Китти... Сегодня былъ парадъ"...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...

Большой Герб Российской Империи

П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ 1-й. Часть 1-я. Глава 14-я (1921)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи«Въ собраніи обѣдали наскоро. Не всѣ офицеры были за столомъ. Ко многимъ изъ Петергофа, Царскаго и Стрѣльны пріѣхали жены и они обѣдали отдѣльно, или у себя, или въ садикѣ собранія. Другіе воспользовались тремя днями отдыха и уже умчались кто въ Гунгербургъ, купаться въ морѣ, кто на Иматру. Саблинъ, не выспавшійся за ночь и уставшій отъ впечатлѣній дня, послѣ обѣда завалился спать вмѣстѣ съ Ротбекомъ, который, какъ ребенокъ могъ спать когда угодно и сколько угодно. Онъ проснулся въ пять часовъ и лежалъ на спинѣ въ сладкой истомѣ. Впереди было три дня отдыха, а тамъ суббота и воскресенье — пять дней, которые не знаешь куда дѣвать и чѣмъ заполнить. За перегородкой Ротбекъ громкимъ шопотомъ справлялся у деньщика, пріѣхалъ ли извощикъ. — "Пикъ, ты куда?", — крикнулъ Саблинъ. — "Въ Павловскъ, къ матери, отвѣчалъ Ротбекъ и вышелъ въ бѣлоснѣжномъ кителѣ и длинныхъ рейтузахъ". — "Возьми меня съ собою, я на музыкѣ посижу". — "Отлично". Саблинъ вскочилъ и черезъ пять минутъ они оба въ легкихъ темносѣрыхъ пальто ѣхали въ старой коляскѣ съ выбитыми резиновыми шинами на бойкой толстой лошадкѣ своего хозяина Красносельскаго извощика. Лѣтній день тихо догоралъ. Отъ скошенныхъ полей пахло ароматомъ травъ. Они проѣхали длинную Николаевку, гдѣ висѣли мохрами соломенные щиты и гдѣ казаки вели лошадей на водопой и загородили всю улицу, проѣхали опрятную деревню Солози и Новую и потянулись справа и слѣва мокрые отъ ночного ливня...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...